Искусство задавать вопросы

Искусство задавать вопросы. Андреа и Филип Каби.

Не задавая вопросы, нельзя получить ответы. Без вопросов не стоит ожидать прогресса в терапии. Любой контакт терапевта с клиентом начинается с вопроса: «Что я могу сделать для вас?» Это довольно простой вопрос, но в нем есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Это похоже на вопрос: «Чем могу служить вам?» Он напоминает о первых днях медицины, когда специалист в области исцеления был «слугой» пациента. С этим вопросом вы становитесь своего рода помощником. С точки зрения ориентированного на решение подхода, такой вопрос может быть переведен как:

Как я могу напомнить вам, что вы являетесь экспертом?

Что я могу сделать, чтобы вы поняли, что (нужно) делать?

Не следует недооценивать эффекты, вызываемые вопросами.  Вопросы являются неотъемлемой частью терапии. Смысл вопросов заключается в том, чтобы направить мысли клиента в направлении поиска решения. Стив де Шейзер, основатель ориентированной на решение краткосрочной терапии, пользовался по преимуществу вопросными техниками (de Shazer , 1989). Это может показаться немного экстремальным и тем не менее, вопросы очень эффективны. Однако, опыт показывает, что есть некоторые правила, которые необходимо соблюдать при использовании вопросных техник.

Терапия начинается с вопросов

Многие врачи и терапевты считают, что если они задают много умных вопросов, то это свидетельствует об их богатом опыте и компетентности. Большинство вопросов, задаваемых в медицинском или терапевтическом контексте, направлены на заполнение пробелов в картине проблемы. Они помогают узнать больше о жалобах клиента, рисуют более четкую картину симптомов, помогают оценить проблемную ситуацию, особенности течения заболевания и т.д.

Но если вы работаете в подходе, ориентированном на решение, опираетесь на ресурсы клиента и придерживаетесь конструктивистских установок, то вы будете обращать внимание на то, как люди справляются со своими проблемами. Ваши вопросы будут выражать интерес, любопытство и стремление возбудить активность клиента.

С другой стороны, вопросы должны также прояснить, как сам клиент участвует в создании своей проблемы. Проблема редко появляется сама по себе на ровном месте!

Что делает вопрос хорошим?

Вопрос встречается молчанием

Если клиент сразу отвечает на ваш вопрос, это, вероятно, означает, что он уже много раз отвечал на него или что вопрос служит только для заполнения некоторых пробелов в картине уже существующих знаний о проблеме.

Хороший вопрос «благотворно деструктивен» (Ludewig, 2005). Это означает, что он создает эффект неожиданности и у клиента еще нет ответа на него. Такой вопрос заставляет клиента взглянуть на проблему совсем не так, как он делал это раньше. Это открывает новые перспективы и расширяет жизненный контекст клиента.

Как вы «создаете» проблему?

Клиенту предлагается описать каждый шаг, который приводит к его проблеме (de Shazer, 1997): кто, что, когда и при каких условиях делает (создавая проблему)?

Когда ребенок впадает в истерику, имеет смысл глубже исследовать вопрос: кто, что и когда сказал? Кто и как на это отреагировал? Что было потом? Что сделал ребенок? Что в тот момент сделал отец? Что сделала мама? Таким образом, картина ситуации проясняется, и это часто заставляет клиентов улыбаться, потому что они внезапно осознают, что проблема всегда возникает, следуя по одной и той же схеме. И выяснить это можно всего лишь с помощью вопросов!

Задавая вопрос, можно предложить клиенту описать, как он справляется с проблемой, как проблема влияет на его семейную жизнь и какие меры уже были испробованы, чтобы решить ее.

Пример: как именно вы это делаете?

Отец пришел к нам со своим пятилетним сыном, у которого были такие симптомы как импульсивность, беспокойство и недостаток концентрации. Все это было похоже на  синдром дефицита внимания и гиперактивности  (СДВГ). Он сообщил, что из-за этой проблемы семье приходиться избегать «больших событий» и поэтому они даже не обсуждали проблему получения помощи извне для решения проблемы.

На наш вопрос «Как именно вы это делаете?» был получен следующий ответ:

«Мы просто избегаем ситуаций, в которых участвуют более двух человек, не считая членов нашей семьи. Поэтому, если у нас есть гости или если нас куда-то приглашают, число участвующих должно быть строго ограничено. В противном случае ситуация становится невыносимой».

Описывая способ, которым они создавали проблему, родители поняли, как они попали в ситуацию растущей социальной изоляции. Было ясно, что необходимо принять какие-то иные меры.

Вопрос заставляет клиента остановиться и начать думать

Одна из самых важных задач терапевта — не производить впечатление, что ему все понятно слишком быстро. Клиенты обычно чувствуют себя в надежных руках, если видят, что кто-то понимает, что они имеют в виду, представляя проблему. Чувство клиента, что он находится в надежных руках, часто ведет к тому, что он откидывание назад в кресле и расслабляется. Иногда это полезно для создания атмосферы безопасности, но нередко лучше держать клиента в некотором напряжении. Клиент должен быть в состоянии рождать новые идеи для решения проблемы. Однако, если он слишком расслаблен, он не сможет делать этого.

Вот почему терапевт должен работать в разных направлениях. С одной стороны, клиент должен чувствовать, что он в надежных руках терапевта. Терапевт может выражать это, положительно оценивая предыдущие попытки клиента решить проблему, проявляя интерес к жизненным историям клиента и выражая восхищение тем, как клиент справляется со своей проблемой. С другой стороны, терапевт хочет понять как проблема повторяется, не с точки зрения подавленных в раннем детстве переживаний, которые проявляются как дисфункциональное поведение, но с точки зрения того, как проблема выражается в конкретных условиях.

Для клиента важно, чтобы терапевт ничего не понимал для излишне быстро. Это «непонимание» побуждает пациента привести свои мысли в порядок и понять, как и в каком контексте возникает его проблема.

Хороший вопрос заслуживает хорошего ответа

Поразительная особенность, которую мы наблюдали, заключается в том, что много хороших вопросов остаются без ответа. Вот почему важная задача терапевта — убедиться, что на его вопрос дан ответ. Многие клиенты освоили технику избегания ответа на вопрос. Они много говорят, но на самом деле на вопрос не отвечают.

Поскольку суть задавания вопросов состоит в том, чтобы помочь клиенту достичь прогресса в решении проблемы, терапевт обязан убедиться, что на вопрос дан ответ. В противном случае вопрос не приводит к решению, не говоря уже о том, чтобы расширить возможности клиента.

Спросите разрешение, чтобы задать вопрос

Некоторые вопросы могут показаться слишком интимными, слишком личными, необычными или отталкивающими. Чтобы не испугать клиента, желательно, перед тем как озадачить его таким вопросом, попросить разрешения сделать это. Такое разрешение укрепляет связь между клиентом и терапевтом и позволяет клиенту почувствовать, что к нему относятся серьезно.

Что делает вопрос хорошим?

# Терапевт просит у клиента разрешения задать вопрос.

# Вопрос встречается молчанием клиента.

# Вопрос заставляет клиента остановиться и подумать.

# Клиент дает хороший ответ на вопрос.

Самые важные типы вопросов

Некоторые основные категории вопросов особенно важны для подхода,  ориентированного на решение.

# Вопрос «Что еще?»

# Шкалирующие вопросы

# Копинговые вопросы

# Вопросы об исключениях

# Вопрос «Для чего Вам это?»

# Вопросы, которые меняют значение

# Гипотетические вопросы

# Ухудшающие вопросы

# Условные вопросы («как если бы…»)

# Провоцирующие вопросы

# Чудесный вопрос

Вопрос «Что еще?»

Вопрос «что еще?» используется для более подробного исследования ситуации клиента. Повторное задавание этого вопроса стимулирует клиента к развернутому ответу и формирует более четкое представление о проблеме. В процессе поиска ответа на этот вопрос могут появляться новые идеи, помогающие клиенту найти решение проблемы.

Пример: что еще?

Восьмилетняя Лара приходит со своей матерью на консультацию, потому что в течение некоторого времени она пачкает себя. Девочка хорошо учится в школе, учится во втором классе, любит танцы и балет. Она явно смущена своей проблемой и очень кратко и неохотно отвечает на любые вопросы, связанные с этим.

Ее родители пытались отправить ее в туалетную комнату на четверть часа после каждого приема пищи, но это не работало. Лара говорит, что ей там не нравится.

Скажи, а что тебе не нравится в туалете?

Там холодно.

Что еще?

Там немного страшно, потому что потолочный светильник очень тусклый.

Что еще?

Мне не нравится то, что я не могу закрыть дверь в туалетную комнату, и я волнуюсь, что кто-то может внезапно войти.

Что еще?

Там также часто плохо пахнет.

Что еще?

Пока Лара продолжает думать, ее мать, которая молчала до сих пор, присоединяется к разговору. Она говорит, что ее дочь могла бы использовать туалетную комнату на первом этаже, в которой тепло и красиво.

На следующей встрече несколько недель спустя, Лара гордо сообщила, что идея ее матери была очень хорошая, и что теперь большую часть дней она больше не испытывает проблемы.

Шкалирующие вопросы

Вы можете попросить клиентов оценить свои проблемы по шкале, скажем, от 1 до 10, или от 1 до 100, или даже от 1 до 1000. Например, чтобы узнать, как клиент воспринимает свой уровень стресса или насколько проблема его беспокоит. Вы можете даже спросить: «Насколько большой должна быть шкала, чтобы отразить уровень стресса?» «Должна ли шкала включать отрицательные числа?» Этот вопрос имеет множество вариаций. Вы можете спросить клиента, что поможет ему подняться на один уровень вверх по шкале или попросить представить, что он будет чувствовать при перемещении по шкале.

Копинговые вопросы

Копинговые вопросы задаются для того, чтобы выразить восхищение чем-то, что сделал клиент.  А также, чтобы помочь клиенту понять, как он достиг того, что сделал. Вот некоторые примеры.

# Как Вам удается справляться с этим так долго?

# Как Вам удалось достичь ….. (чего-то) в таких обстоятельствах?

# Если вы оцениваете свою ситуацию на 4 на данный момент, то, что вы сделали, чтобы добраться до 4?

Эти вопросы призваны выявить информацию о ресурсах пациента и в то же время показать ему, что он уже успешно использовал эти ресурсы в качестве механизма преодоления проблемы. Этот тип вопроса призван показать уважение и восхищение клиентом.

Вопросы об исключениях

Очень редко бывает так, что проблема носит непрерывный характер. Поэтому необходимо выяснить, бывают ли случаи, когда проблема клиента не беспокоит, и как клиенту удается предотвратить ее возникновение. Однако важно сделать так, чтобы этот вопрос не был слишком легким для клиента. Если он может ответить на вопрос «да» или «нет», разговор, вероятно, закончится очень быстро. Поэтому желательно поставить вопрос таким образом:

Расскажи мне о днях (ситуациях) , когда проблема не проявляется, как это выглядит?

Вы подразумеваете, что такие дни (ситуации) существуют, и предлагаете клиенту подумать о них.

Вопрос «Для чего Вам это?»

Задавая вопрос «Для чего Вам это?» Или «Какой в этом смысл для Вас?», вы подразумеваете, что в каждой форме поведения должен быть смысл. Это должно заставить клиента остановиться и подумать о своих поведенческих моделях и своих стандартных способах реагирования на ситуации, чтобы он мог создать условия для осуществления изменений.

Это меняет перспективу с «Так было всегда» на «Да, и для чего это мне?»

Вопрос «почему?» часто задают в других направлениях психотерапии. С точки зрения ориентированной на решения терапии, вопрос «почему» — это вопрос задом наперед, который пытается объяснить текущие модели поведения в связи с прошлыми обстоятельствами. Но дети часто показывают нам, насколько неэффективен такой вопрос. Например, когда их родители спрашивают, почему они снова опрокинули стакан молока, и те не отвечают. Вопрос «почему», как правило, абсолютно лишний и является бесполезной попыткой получить рациональный контроль над вещами, которые невозможно контролировать.

По словам де Шейзера, проблема — это то, что усиливается, так как клиенты продолжают пробовать одни и те же способы решения проблемы. Они просто не видят альтернативных вариантов. Следовательно, с точки зрения решения, вопрос, который необходимо задать в связи с постоянно присутствующей проблемой, заключается не в том, почему, а для чего это мне? Это придает новое значение проблеме, и ее элементы могут быть даже включены в последующее решение. Попытки решения обычно раскрывают множество ресурсов, которые клиент может использовать для поиска решения, которое сработает.

Вопросы, которые меняют значение

В предисловии к книге «More Than Miracles» (de Shazer & Dolan, 2008) Матиас Варга фон Кибед пишет: «Стив де Шейзер и Инсу Ким Берг снова и снова показывают нам, что они никогда не знают в чем смысл их вопроса, прежде чем не получат ответ на него».

Причина задать вопрос не в том, чтобы получить информацию; то есть цель вопроса не в том, чтобы узнать конкретные вещи или подтолкнуть клиента в определенном направлении. Вопрос — это выражение любопытства терапевта, которое с самого начала не имеет определенного значения. На самом деле важно освободить себя от значения своего вопроса. Если, например, вы задаете вопрос с предвзятым представлением об ответе, вы неизбежно воспримете ответ клиента, как подтверждающий ваши собственные ожидания или гипотезы. В результате вы можете пропустить многое из того, что говорит клиент.

Только когда вы слушаете именно то, что говорится, и то, как это говорится, вы слышите то, что действительно важно. В этой ситуации важна связь клиента с терапевтом: вы должны использовать слова клиента как можно точнее и сосредоточиться только на том, что он вам уже сказал.

Значение вашего вопроса становится понятным только после получения ответа. Вот почему вы никогда не можете знать заранее, как, например, сработает Чудесный вопрос. Стив де Шейзер и Ивонна Долан (2008) подчеркивают это снова и снова. Возможно, что предполагаемое чудо — то есть исчезновение проблемы — порождает другую проблему. Или клиент приходит из-за проблемы А, но после того, как чудо было описано, возникает проблема Б.

Но это не имеет значения. Клиент отвечает на тот вопрос, который он услышал, а не на тот, который ему задали. Вот почему вопрос становится понятным только после того, как на него дан ответ.

Если ответ клиента кажется нереалистичным, необходимо попросить его развернуть свой ответ, обогатив его конкретными деталями: «Как это будет выглядеть?» или «Это реально по вашему мнению?»

«Допустим, что …» (гипотетические вопросы)

Вопросы должны вызывать интерес у клиента, вызывать у него любопытство и приглашают его присоединиться к разговору.

Гипотетические вопросы касаются и сбора информации и получения первого впечатления от клиента, чтобы затем сформулировать положительные и ориентированные на ресурсы предположения. Вопросы о жизни клиента: о его личности, его семье, его карьере, его интересах, могут сформировать основу гипотез (Kindl-Beilfuss, 2008).

Судя по нашему разговору, я думаю, что вы человек, который не сдается легко …

Допустим, мы продолжим консультации: как вы думаете, сможете ли вы изменить что-то еще?

Если да, что бы вы изменили? Как Вы заметите это изменение? Как другие это заметят? Изменит ли это другие вещи к лучшему или худшему?

Какие области / аспекты будут продолжать улучшаться / ухудшаться / стабилизироваться?

Вопросы такого рода обычно являются вопросами открытия возможностей:

«Предположим, что …?» или «Что будет, если …?»

Конечно, клиенты также разрабатывают гипотезы о терапии и помимо своих проблем, часто приходят со своими готовыми идеями и ожиданиями.

 Ухудшающие вопросы: «Может ли быть еще хуже?»

Что Вы можете сделать, чтобы усугубить ситуацию (Watzlawick , 1983)?

Иногда помощь клиентам требует необычного подхода. Вопросы, которые описывают проблему или проблему хуже, чем она была или переживается, являются примером провокационного вмешательства, которое обычно включает в себя некоторую долю юмора:

Как Вы можете сделать ситуацию еще хуже?

Что бы Вы могли сделать на следующей неделе, чтобы положительные эффекты снова исчезли?

Что должно было случиться, чтобы действительно подтвердить все ваши сомнения в себе?

Кто мог бы больше всего помочь подтвердить ваши сомнения? Кто еще (и так далее)?

Что бы Вы сделали, чтобы все испортилось (разрушилось)?

Прежде чем задать ухудшающий вопрос, полезно сначала получить разрешение клиента на такую необычную интервенцию. Такие вопросы побуждают клиента пересмотреть свое отношение к ситуации и по-новому взглянуть на нее. Вы также помогаете понять клиенту как он сам участвует в  «создании» своей проблемы.

Сила сослагательного наклонения

Как эксперты в классическом смысле, мы склонны использовать индикативную форму: «Это так» или «У Вас возникает проблема, потому что…»

Мы можем предлагать клиенты объяснение его проблемы, но мы объясняем это в связи с нашими профессиональными знаниями. Однако вполне вероятно, что наши знания не соответствуют контексту его проблемы.

Вот почему мы рекомендуем использовать сослагательное наклонение, а не изъявительное:

Может ли это быть так?

Возможно, я ошибаюсь, но это может быть и так.

Сослагательное наклонение дает клиенту возможность подумать, соответствует ли сказанное его контексту или нет. Это открывает новые перспективы и тем самым может привести к новым решениям.

Изъявительное утверждение, с другой стороны, закрывает разговор и просто подтверждает роль терапевта как эксперта в традиционном смысле.

 «Могу ли я вас спровоцировать?» (Быть вежливым никогда не повредит!)

Что бы вы ни делали, попросите разрешения! Клиенты обычно хотят сотрудничать с вами, потому что вы пытаетесь им помочь. Они будут очень редко говорить «нет».

Мы часто возвращаемся к этому совету в отношении некоторых вмешательств. Запрашивая разрешение, мы даем клиентам возможность чувствовать себя уважаемыми. Кроме того, это улучшает терапевтический альянс.

Забавный пример: почему ему разрешено это делать?

Несколько лет назад в сауне спортзала я (Филип Коби) разговорился с профессиональным продавцом ковров. Он начал рассказывать мне о своем младшем сыне, который делал все не так, как хотел его отец.

Его старший сын учился, помогал в магазине, и был не против того, чтобы таскать ковры, когда это требовалось. При этом, младший сын, возвращался домой, когда ему хотелось, совсем не интересовался семейным бизнесом и плохо учился в школе.

Я предугадал вопрос еще до того, как он прозвучал: «Что я могу сделать?». Поскольку я не мог себе позволить провести консультацию в тренажерном зале, я просто спросил: «Почему ему разрешено вести себя так?»

Это породило новую серию примеров того, как ужасно ведет себя младший сын. И я задал все тот же вопрос: «Почему Вы позволяете ему вести себя так?»

Когда время пребывания в сауне закончились, он поблагодарил меня и в задумчивости ушел.

Через год я сидел один в сауне, когда дверь открылась и вошел продавец ковров. Он сразу же узнал меня. «Здравствуйте, Вы меня помните?»

Я ответил: «Да, конечно. Как поживает ваш младший сын?»

«Фантастически!» После того нашего краткого разговора годом ранее он спросил себя: « Да, почему он так себя ведет?» Он обсудил это со своей женой, и с тех пор сыну больше не разрешали вести себя так, как раньше. Он был так счастлив!

Прошел еще один год, и мы снова встретились, как по договоренности, в спортзале. В семье все было хорошо.

Чему нас учит эта история? Задавать вопросы часто гораздо эффективнее, чем давать прямые советы. Вопрос всегда выполняет две функции:

  1. Спрашивающий проявляет любопытство, заинтересованность и хочет узнать больше.
  2. Спрашиваемый говорит что-то достаточно интересное, чтобы вызвать дополнительные вопросы.

Спрашивающий должен решить, задавать ли больше вопросов или нет. В любом случае, происходит диалог.

Чудесный вопрос

«Чудесный вопрос» является практически визитной карточкой ориентированной на решение краткосрочной терапии и наиболее четко отражает особенности мышления в этом подходе. Мы хотели бы поделиться некоторыми дополнительными замечаниями относительно использования Чудесного вопроса, основанными на нашем опыте.

ИДЕЯ. По сути, «Чудесный вопрос» помогает клиенту представить, какой была бы его жизнь, если бы его проблема чудесным образом исчезла.  В настоящее время существует множество формулировок Чудесного вопроса (например, de Jong & Berg, 2008; de Shazer & Dolan, 2008). Цель Чудесного вопроса заставить клиента представить решение, основанное на его индивидуальной ситуации.

В отличие от того времени, когда Чудесный вопрос был разработан впервые, сейчас  стандартной практикой является вписывать его в жизненный контекст клиента. В результате связь между вопросом и контекстом подчеркивается с самого начала и нет большой пропасти между текущей реальностью клиента и тем, что он представляет как результат чуда.  Поэтому, существует большая вероятность того, что представленные решения будут работать.

МЕТОД. Шаг за шагом, метод Чудо-Вопрос может выглядеть следующим образом:

(а) Преамбула, чтобы вызвать любопытство клиента .

Можно ли задать Вам необычный вопрос? или это нормально, если я задам вопрос, требующий большого воображения?

С помощью этой преамбулы вы получаете согласие клиента, что, в свою очередь, облегчает ему ответ и повышает вероятность того, что он сделает это.

(б) Перед тем, как задавать вопрос, вы должны понять ситуацию, в которой находится клиент, например, изобразив, как он приходит домой после работы, отдыхает или выполняет какие-то другие действия. Или, с помощью клиента, вы опишите его обычный распорядок дня.

За этим следует чудесный вопрос, и начинается он так: «вы устали и ложитесь спать …» и так далее …

Подсказки. Чтобы избежать фантпстических или неубедительных ответов, вопрос должен относиться к реальной проблемной ситуации.

После этого хорошей идеей будет дать клиенту небольшой перерыв. У него должно быть время, чтобы погрузиться в «зону решения», у терапевта при этом будет время, чтобы внимательно выслушать, что говорит клиент и как он это говорит.

Гипнотический эффект чудесного вопроса не должен быть нарушен поспешным подходом. Только в спокойной обстановке вы сможете уловить нюансы, практические аспекты чуда, конкретные детали.

Например, не важно знать, что другие будут делать по-другому, когда произойдет чудо, а скорее то, как сам клиент поможет другим сделать что-то по-другому. И в свою очередь, как изменения в других повлекут изменения в клиенте.

Цель вопроса всегда состоит в том, чтобы предложить клиенту возможность изменить свое поведение, чтобы разрыв между чудом и его реализацией был как можно меньше. Это, в свою очередь, означает, что результат чуда должен быть реализован в очень маленьких, конкретных шагах. Тогда чудесный вопрос действительно приводит клиента к чуду (de Shazer & Dolan, 2008) .

 Другие хорошие системные решения и вопросы,  ориентированные на ресурсы

Другие типы вопросов мы взяли из нашей повседневной консультативной практики. Они могут быть адаптированы к различным ситуациям. Однако, исходя из нашего опыта работы в клиниках, наиболее важными из всех вопросов, ориентированных на системное решение, по-прежнему являются следующие:

Как вы узнаете что …?

… это было полезно?

… ситуация изменилось?

… вы сделали что-то по-другому?

Конечно, есть много вариантов такого вопроса. Все они работают лучше всего, когда сопровождаются последующими вопросами в русле того, а «что еще

В процессе консультирования можно более непосредственно использовать различные вопросы, связанные с жизненным девизом клиента или его желаниями в отношении будущего, его семьи или друзей:

Какой девиз (принцип) повлиял на вас или даже помог вам продвинуться вперед?

Что вы делаете, чтобы собрать себя / прийти в форму / перезарядить батареи? Кто или что особенно помогает Вам, когда кажется, что больше ничего не работает?

 Какие у Вас есть причины, чтобы чувствовать себя уверенно?

 

10-минутный вопрос

О чем нам нужно поговорить, чтобы вы сказали в конце сессии, что это были полезные 10 минут?

Резюме: когда вопрос является хорошим?

# Когда на него нельзя ответить немедленно.

# Хороший вопрос вызывает новые мысли и идеи в голове клиента, которые требуют времени, чтобы обдумать их как следует. Вопросы, на которые можно ответить быстро, скорее всего не попали в цель, либо клиент не слишком хорошо подумал над ответом.

# Вопросы, по крайней мере, в терапевтическом контексте должны открыть перед клиентом новые перспективы или выступать катализатором изменений. На языке психотерапии: вопросы должны быть «подрывающими».

# Такие своеобразные «подрывы» влекут изменения в состоянии сознания, которые через комбинацию удивления, вызванного изменением взгляда на что-либо и открытием новой точки зрения, фокусирует мышление клиента на возможном решении. В психотерапии важно создавать такие «подрывы» регулярно, но экономно, чтобы в сознании клиента открывались новые возможности для решений.

В роли системных, ориентированных на решение и ресурсно-ориентированных терапевтов, что бы мы ни делали, какие бы вопросы мы не задавали, мы всегда стараемся двигаться в направлении увеличения у клиента ощущения увеличения его возможностей и самоэффективности. Так как именно эти ощущения помогают клиенту находить решение самостоятельно!

Андреа Каби, Филип Каби

Отрывок из книги Andrea Caby, Filip Caby «The Therapist’s Treasure Chest: Solution-Oriented Tips and Tricks for Everyday Practice»

Перевод: Гамзин Юрий

Источник: Представь себе. Сборник материалов по краткосрочной и системной терапии. Пятый выпуск. Сентябрь, 2019.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s