Незнание как путь

Отбрось воспоминания, отбрось формы будущего времени, высказывая свои желания, забудь и о том, что ты знаешь, и о том, чего хочешь — освободи место для новых идей.

 Уилфред Бион, психоаналитик

В западной теологии и философии существует мощная традиция, говорящая о Незнании как об особом пути. Это часть диалога между психотерапией и духовностью. Профессор Питер Тайлер, преподаватель теологии в Университете Сент-Мери (Лондон), опирается на эту концепцию и как богослов, и в своей психо-терапевтической практике. Он цитирует австрийского философа Людвига Витгенштейна, полагавшего, что наш язык все время стремится назвать безымянное, но не может его охватить. «Язык и речь, как считает Витгенштейн, это танец сказанного и невысказанного, а точнее — того, что сказано, и того, что показано. Наш разум воспринимает только одну сторону этого уравнения, а полнота реальности отражается в сочетании известного и неизвестного, сказанного и показанного».

Яснее всего Питер видит этот принцип в своей работе психотерапевта. Когда в кабинет входит очередной пациент, Питер оказывается перед выбором: положиться на свой опыт и знания или попытаться вместе с этим человеком войти в область неведомого. Этот подход описывает британский психоаналитик Уилфред Бион:

«Общаясь с пациентом, нужно осмелиться и на тишину. Трудно со стороны понять, почему молчание дается с таким трудом. Но трудно и страшно замолчать и предоставить пациенту сказать то, что он хочет. Это пугает самого пациента, он активно сопротивляется. А мы, со своей стороны, постоянно испытываем соблазн что-то говорить, обозначить свою роль врача, психоаналитика, социального работника — наклеить на коробочку ярлык, улечься в нее и закрыть над собой крышку».

Питер следует совету Биона, который убеждает психотерапевтов отбросить воспоминания и желания, набраться смелости и смирения и шагнуть в «пространство неведомого». Там нужно отказаться от воспоминаний, от потребности контролировать, от «глупого лепета мартышки-разума» — и открыться другому человеку. По словам Питера, главное — прислушаться к настоящему моменту, к тому, что вносит в эту встречу другой человек здесь и сейчас.

При этом могут происходить неожиданные повороты сюжета: «Нечто новое может прийти как идея, образ, даже мелодия — или как ощущение, нарастающее вдруг чувство. Перед сеансом я всегда проверяю себя, свое эмоциональное, душевное и физическое состояние. В девяти случаях из десяти, когда во время сеанса всплывает новая, неожиданная эмоция, мысль, физическая реакция или какое-то чувство, я уверен, что они вызваны присутствием другого человека. Иногда это проявляется напряжением в шее или плечах, порой гневом, страхом, летаргией или вспышкой воспоминания, давно не настигавшего меня».

В терминах психотерапии, которыми оперирует Питер, этот явление именуется «переносом и обратным переносом».

В присутствии неведомого эмоции, чувства и мысли проступают резче, и психотерапевт получает возможность выделить их и проработать с клиентом. «После 20 лет практики я могу подтвердить: здесь опыт — наш помощник».

Незнание — отнюдь не эквивалент невежества, предупреждает Питер. В Средневековье существовало понятие stulta sapientia, буквально — «ученое невежество» или «дурацкая мудрость». Каждый из нас осваивает профессиональные навыки — менеджера, врача, медсестры, психоаналитика или преподавателя, но всем нужно научиться молчать, когда это нужно, заглушать голос эго, чтобы проступили элементы неведомого. По словам Питера, именно от умения где надо говорить, а где надо помолчать и зависит качество межличностного общения. «Мир перенасыщен информацией, ложным знанием, зашоренными мнениями “специалистов”. Полагаю, возвращаются времена “дурацкой мудрости”… особенно насущной в полном стрессов мире торговли, сделок, бизнеса».

Стивен Д’Соуза, Дайана Реннер

Из книги «Не в знании сила: как сомнения помогают им развиваться».