Работа с объяснениями

В любой момент психотерапевтической работы мы можем услышать, что пациент сам объясняет проблему тем или иным образом. Диагноз (наименование) и объяснение — это совмещающиеся концепции, так как название, употребляемое в разговоре о проблеме, часто подразумевает представление о её причине.

Чтобы избежать явления, которое может быть названо «западня обвинительных объяснений» можно, работая в решение-ориентированной манере, намеренно обходить вопрос о причине и интерпретации проблемы, фокусировать психотерапевтические разговоры на других темах, таких, как позитивное представление о будущем, прогресс или способы разрешения проблемы. Поэтому, если бы краткосрочные позитивные психотерапевты имели дело с неким абстрактным пациентом, то они предпочли бы совсем не говорить про объяснения. Но принципиальная позиция заключается в том, чтобы отвергать абстрактные схемы.

В действительности, некоторая степень объяснения неминуема: профессионалы, даже когда они умышленно игнорируют этот предмет, не могут избежать передачи своих идей об источнике проблем пациента! Наш выбор слов, вопросы, которые мы задаём и действия, которые мы рекомендуем, всегда содержат некоторые элементы объяснения. Пациенту интересно знать о причинах его проблем. Он, как и вообще любой человек, постоянно стремиться понять, объяснить причины происходящего с ним или с другими людьми и для него собственное объяснение проблемы — крайне значимая исходная точка.

Способ, которым мы объясняем проблемы, и принимаемые меры тесно взаимосвязаны. Изменение способа, каким мы объясняем проблему, ведёт в результате к переменам в способе, которым мы пытаемся решать её и наоборот. Объяснения проблем в значительной степени определяют то, что, по мнению человека, требуется сделать для их решения.

Можно выбрать другую возможность — разговор об объяснениях в ориентированном на решение ключе, где объяснения делятся не на верные и неверные, а на способствующие и препятствующие решениям (достижению цели). В такой прагматической позиции объяснения ценятся исключительно на основе их потенциальной пользы для разрешения того, что пациенты считают проблемой.

Объяснения различаются степенью, в какой они приписывают вину и вызывают стыд. Поэтому полезно замещение некоторых объяснений на новые, которые лучше во взращивании сотрудничества и творчества. Существуют многочисленные способы объяснения отдельных аспектов поведения.

Следует добавить, что пациенты будут либо согласны, либо не согласны с объяснениями причин другими людьми и психотерапевтом. Согласие способствует близости и сотрудничеству, а несогласие — дистанцированию и отсутствию сотрудничества. Поэтому важно выявить уже существующие объяснения.

Существуют разные способы, как узнать объяснения пациентов. Можно задавать прямые вопросы:

«Какова, по Вашему мнению, причина отсутствия работы у Вашего сына?». Если пациент затрудняется высказать своё объяснение, можно повторить вопрос в другой формулировке, попросить употребить воображение или выдвинуть ряд преувеличенных (или юмористических) альтернатив. Для Миланской школы характерен приём «сплетничать в присутствии», где пациентов просят излагать объяснения других людей: «Что, по Вашему мнению, ответил бы Ваш муж (мать и т.д.), если бы я спросил его мнение о причине Вашего состояния?». Во всех случаях психотерапевту следует быть любознательным и избегать соглашения или не соглашения с представленными объяснениями, т.к. и то, и другое затрудняет исследование объяснений, даваемых пациентами.

Интерес профессионала к объяснениям пациентов (без согласия или несогласия с ними) имеет следующие преимущества:

  • создаёт атмосферу равенства и взаимного уважения;
  • уменьшает опасность споров;
  • облегчает избегание коалиции с кем-то из членов семьи (против другого члена семьи);
  • предупреждает фиксацию пациента на ранее существующих объяснениях;
  • вредное объяснение может быть извлечено на свет («извлечение скелетов из фамильных шкафов»). Если вредные объяснения, о которых втайне думают пациенты, не сделать явными, они могут усиливаться;
  • стимулирование образования новых и выявление полезных объяснений, способных продвинуть к новым типам решений.

Как уже было сказано, психотерапевт в разговоре избегает согласия или несогласия с объяснениями пациентов. Такой «взгляд с высоты птичьего полёта» достигается с помощью техники «мета-вопросов».

Образцы вопросов:

  • Если бы все сейчас поверили в то, что потеря работы Вами связана с кознями вашего начальника, что произойдёт? Будете ли из-за этого Вы чувствовать себя лучше или хуже? Как с вашим отношением к людям? Изменится ли оно?
  • Итак, Вы думаете, что причина проблемы в том, что Ваш муж пьёт. Если бы это было именно так, помогло бы это в решении проблемы или только всё ухудшило?

Когда необходимо, так или иначе, объяснить проблему, следует отдавать предпочтение тем объяснениям, где отсутствует мысль о том, что данная проблема вызвана другой проблемой или расстройством, которое трудно разрешить или излечить. Вместо этого следует выбирать ориентированные на действие объяснения, позволяющие полагать, что проблема — это простая случайность или плохая привычка. Ориентированные на решение объяснения могут быть также основаны на предположении, что проблема выполняет функцию помощи человеку в достижении чего-то, научении его чему-то.

Техника «плодотворные объяснения» помогает пациентам мобилизовать воображение.

Образцы вопросов:

  • Давайте придумаем творческое или шутливое (игровое) объяснение того, почему существует эта проблема. Это может помочь нам подумать о новых типах решений. Есть ли у Вас какие-нибудь предложения о совершенно ином типе объяснения?
  • Представим себе — всего лишь на несколько минут, — что причиной Ваших трудностей является не то, что Вы сейчас рассказали, [например, «происки начальника»] а то, что у Вас… [новое объяснение N — например, «избыточная разговорчивость»]. Я знаю, что это может звучать несколько странно, но предположим, в этом есть доля истины. Будет ли тогда Ваш подход к проблеме иным?
  • Как могли бы объяснить эту проблему люди в другой культуре?
  • Какое самое «притянутое за уши» объяснение этой проблемы Вы можете придумать?

Объяснения могут быть исследованы, но не в терминах истинности, а в терминах их действия. Это позволяет новым решениям появляться без необходимости для пациентов одобрения этих объяснений.

«Давайте предположим, что это действительная причина вашей проблемы. Что тогда необходимо делать для её разрешения?» По опыту, рациональные объяснения, полностью соответствующие современным психологическим теориям, зачастую менее полезны для выработки решений, чем необычные или даже неправдоподобные объяснения.

Конечно, не все объяснения радуют слух профессионала. (Например, если родители мальчика предполагают, что его проблемы в поведении вызваны тем фактом, что он ударился в детстве головой, психотерапевт желал бы, чтобы родители усвоили другое объяснение с тем, чтобы у них появилась возможность быть активными в отношении проблемы). Вот далеко неполный список того, как люди объясняют свои проблемы:

наследственность, органическая патология, невезение, порча, звёзды, карма, происки недругов, усталость, перенапряжение, дефекты внешности, темперамент, высокая (низкая) сексуальность, родительское воспитание (или его отсутствие), привычка, отсутствие времени, лень, одиночество, наказание за грехи, последствия стресса и т.д.

Некоторые из объяснений напоминают детский анекдот: «Почему мы сначала видим молнию, а затем слышим гром?» — «Потому, что глаза находятся впереди ушей». Вредные объяснения обычно связаны с приписыванием себе или другому того или иного вида неустранимой патологии, дефекта (генетического) или культурно позорной характеристики.

Иногда пациенты имеют очень твёрдые, вне всяких сомнений в правильности, убеждения относительно причин своих проблем. В таких ситуациях психотерапевт опирается на принцип «не спорь с клиентом». Наивные и направленные на поиск объяснений вопросы — достаточно мягкий способ противопоставить объяснениям пациентов другие объяснения:

Психотерапевт. Что, по Вашему мнению, является причиной того, что Ваша жена не может найти работу?

Муж. Она слишком много пьёт.

Психотерапевт. А как Вы объясняете то, что она так много пьёт?

Муж. Она думает, что она никудышная.

Психотерапевт. Вы полагаете, она думает, что в ней нет ничего хорошего. Но разве это может быть причиной того, чтобы пить? Однако, почему, как Вы думаете, она решила, что она никудышная?

Муж. Это потому, что с ней так обращаются её сестры.

Психотерапевт. Так Ваш муж полагает, что Ваши сестры могут заставить Вас почувствовать, что Вы никудышная. Вы согласны?

Жена. Да.

Психотерапевт. А в чём может быть причина у Ваших сестёр поступать так? Почему они пытаются превратить Вас в Золушку?

Если психотерапевт упрямо продолжает подобные наивные, почти детские попытки разобраться, то пациенты смогут ослабить фиксацию на объяснениях, которые они до сих пор считали неоспоримо правильными.

Во всех случаях нельзя оспаривать взгляды пациентов на причину проблемы, потому что это обычно заставляет их защищать свою позицию и тем самым ещё больше укрепляет их в своём мнении. Поэтому новое объяснение должно выдвигаться в форме не более чем эксперимента или альтернативного взгляда на проблему. Другой вариант — внести объяснение косвенно, в форме истории о ком-то другом с аналогичной проблемой. В отдельных случаях для одной психотерапевтической сессии будет важным шагом принятие самой идеи о возможности иных объяснений.

Для того чтобы объяснения были полезными, они не обязательно должны быть традиционными или благоразумными. Необыкновенные, богатые воображением объяснения (например, содержащие сексуальные нотки) — превосходные катализаторы для нахождения решений. Фантастические, сказочные объяснения, включающие в себя фей, монстров, троллей и т.д. и привлекательны, и эффективны. Они естественны в работе с детьми, но также приемлемы и хороши со взрослыми. Использование фантастических существ как «козлов отпущения» помимо увеличения сотрудничества имеет много преимуществ. Это облегчение обсуждения проблем и введение известной меры веселья, игривости, которая вдохновляет людей представлять творческие решения.

Все психотерапевты хорошо знакомы с опытом предложения идеи человеку, который выглядит незаинтересованным её принять. Важно быть мягким, предлагая новые объяснения пациентам. Высказывая не одно, а несколько альтернативных объяснений, мы напоминаем пациентам (и себе) о важности держать разум открытым. Лучше рассказать человеку историю, чем инструктировать, что ему думать о причине проблемы. Такая история — приглашение стать партнёром в поисках плодотворных объяснений. Рассказы из собственной жизни или из литературы, однажды увиденные случаи — путь предложения новых способов мышления. Истории оставляют пациентам «дверь открытой». Они могут сами решать, принять или отвергнуть различные объяснения, содержащиеся в истории.

Ялов А.М.

Из книги «Краткосрочная позитивная психотерапия»

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s