Поступай так, как проповедуешь

В последние годы в области психотерапии возникла новая, ориентированная на внутренние потенциалы философия подхода к человеческим проблемам. Эта философия зиждется на открытости и сотрудничестве, концентрируясь на том, что есть положительного — на силах, прогрессе и решениях. Применение этой философии не ограничено психотерапией; выясняется, что она уместна во всем спектре служб, призванных оказывать человеку помощь.

В соответствии с этим взглядом, когда мы приступали к нашему Первому тренинговому семинару, мы решили принимать заявки не только от врачей, психологов, социальных работников и медсестер психиатрических учреждений, но также и от других людей. В результате такой политики наши тренинговые группы обычно состоят из людей, представляющих самые разные профессии. Это оказалось полезным, так как дало нам возможность консультировать клиентов, представляющих столь же богатое разнообразие проблем. Кроме того, участники тренингов получили шанс работать в непосредственной близости со специалистами и людьми, с которыми в обычных условиях они нигде не могли бы пересечься. В обратной связи участники тренингов неоднократно подтверждали пользу, извлеченную из возможности работать «за пределами границ».

Мы полагаем, что существует, как минимум, четыре способа овладения каким-либо мастерством. О нем может быть полезно читать, но слушать, как кто-то рассказывает о нем, — лучше. Наблюдение же того, как кто-то делает это на практике, превосходит оба предыдущих способа, но доступ к собственноручной практике — это дорога к успеху.

В нашем тренинге акцент делается именно на работе «собственными руками» до такой степени, что мы не используем лимит отпущенного времени на обзор соответствующей литературы. Мы полагаем, что если мы будем просить участников нашего тренинга читать и обсуждать книги, они и научатся читать и обсуждать книги.

Профессиональные книги и статьи, несомненно, представляют собой ценный источник вдохновения и понимания. Особенно, если чтение побуждается желанием, а не обязанностью учиться. Мы не предлагаем конкретного списка литературы, мы поощряем участников к самостоятельному поиску источников. Мы рассчитываем на то, что их мотивацией будут недопонимание чего-то и прирожденная любознательность.

Когда участники начинают обучение на семинаре, обычно они уже знакомы с некоторым объемом соответствующей литературы, и во время тренинга они все еще продолжают читать.

Некоторые участники наших семинаров точно подметили, что многие методы, представленные в нашей программе, можно встретить и в популярной литературе. Например, некоторые идеи беседы, направленной на решение, встречаются также в литературе, посвященной позитивному мышлению.

Нашим основным методом обучения является демонстрация, проведение сессий с реальными клиентами. Когда это неосуществимо, мы используем истории из нашей практики, обращаемся с просьбой к участникам обсудить свои достижения, позволяем обучающимся генерировать решения для своих личных проблем, а также предлагаем каждому коллеге обсудить с группой случай, с которым он в данное время работает. Все это служит стимулом тому, чтобы вспомнить забытые, но полезные идеи и открыть новые. При обсуждении проблем, представленных нашими слушателями, мы следуем правилу «никогда не спорь с клиентом». Мы предлагаем несколько альтернатив, и предоставляем нашим обучающимся самим решать, которая из рекомендаций кажется им полезной, или же неприемлемы все.

Вскоре после завершения нашего первого тренингового семинара мы узнали, что многие из наших бывших слушателей в значительной степени утратили энтузиазм по поводу вновь приобретенных идей. Значительное число бывших участников жаловались на то, что даже несмотря на большую поддержку от своих товарищей по тренингу, они сталкиваются с резким противостоянием со стороны коллег, сотрудников и менеджеров по месту работы и даже членов собственной семьи. Они испытывают значительное сопротивление всем своим усилиям внедрить изменения в рутинные подходы к решению проблем.

Мы поняли, что не учли окружения, в котором наши обучающиеся работают. Таким образом мы непреднамеренно способствовали вполне нормальной напряженности между теми, кто проходил специальный тренинг, и теми, кто его не проходил. Мы осознали, что участники наших тренингов столкнулись с сопротивлением переменам, что определенно противоречит идеям, которые мы проповедуем.

Когда мы начали искать способы помочь нашим слушателям достичь лучшего сотрудничества на местах их работы, мы осознали, что многие подходы, активно используемые нами с клиентами, вполне уместны и здесь, вособенно-сти идея разделения заслуг. Мы предложили нашим слушателям подумать о том, как люди, с которыми они работают, в особенности те, с которыми они часто не соглашаются, могли способствовать готовности слушателей воспринять новые идеи. Мы побуждали участников делиться этими идеями со своими коллегами.

Мы также предлагали нашим слушателям сообщить своим ближайшим сотрудникам о возможности однодневного участия в нашем тренинге. Это предложение было воспринято особенно хорошо, и с тех пор на наших сессиях регулярно присутствовали один или два дополнительных участника. Когда мы просили их поделиться своими впечатлениями, эти посетители, все без исключения, говорили, что им был интересен этот опыт, и что теперь они гораздо лучше понимают своих коллег.

Наш положительный опыт с приглашенными участниками побудил нас поэкспериментировать и с перемещением наших сессий, в которых принимали участие по 20 и более человек, в полном составе на места работы наших слушателей. Идея такой «амбулаторной школы» заключается в том, чтобы дать персоналу этих учреждений возможность понаблюдать и ознакомиться с нашим подходом.

За прошедшие годы мы посетили множество различных учреждений, таких, как психиатрические отделения, центры психического здоровья, лечебные дома-стационары для детей, центры по делам детей и обычные школы. Был случай, когда мы были приглашены врачом предприятия посетить тепловую электростанцию, где наша тренинговая группа встретилась с сотрудниками фирмы и их менеджером, чтобы помочь им выйти из давнего кризиса, связанного с вопросами конфиденциальности.

Когда тренинговая группа составляется из близких по профилю специалистов, или когда слушатели прибывают из одного региона, идея «амбулаторной школы» особенно уместна. Например, когда нам представилась возможность преподавать для группы учителей специальных классов, состоящих на службе в одном городе, группа решила собираться каждый раз в другой школе. Это позволило нам приглашать обычных учителей, заинтересованных в обучении, на наши сессии. В другом городе департаменты здравоохранения и социального обеспечения сотрудничали в спонсировании тренинга для своего персонала. Мы начали с вечернего семинара, открытого для всех интересующихся, и продолжили, проведя с дюжину сессий с малыми группами в различных точках местного муниципалитета.

В самом начале нашей преподавательской деятельности мы начали создавать образовательную программу по краткосрочной терапии, которая в дальнейшем дала бы возможность получить диплом и государственную аккредитацию. Для этой цели мы расширили нашу первоначальную одногодичную программу, добавив второй год, состоящий из супервизионных сессий с нами и сессий в малых группах, в которых слушатели работали самостоятельно. Эти малые группы, в состав которых входило от трех до пяти человек, проводили еженедельные сессии с клиентами на рабочих местах участников. На ежемесячных супервизионных сессиях группам предоставлялась возможность советоваться с нами по поводу терапевтических случаев.

Вскоре мы узнали, что тренирующиеся с удовольствием работали с клиентами в малых группах. На ежемесячных супервизионных сессиях они иногда задавали нам вопросы по поводу трудностей, с которыми столкнулись, но большей частью они рассказывали нам о своих достижениях. Многие из обучающихся отмечали, что работа в малых группах без нашего доминирующего присутствия приносила такое удовлетворение, что, по их мнению, следовало бы предоставить им возможность работать таким образом значительно раньше, еще в процессе обучения.

Планируя наш следующий тренинговый курс, мы приняли к сведению эти замечания и предусмотрели для участников начало самостоятельной работы в малых группах по истечении полугода занятий. Мы убедились, что вопреки первоначальным опасениям, обучающиеся вскоре по достоинству оценили возможность работать с клиентами в малых группах.

Сейчас использование малых групп является неотъемлемым элементом нашего тренинга, и мы обычно начинаем их формировать очень рано. Работа в качестве команды в малых группах приносит большое удовлетворение. Многие команды, которые собирались в течение ряда лет в различных районах Финляндии, не только продолжают встречаться, но и начали передавать свои ноу-хау коллегам по профессии.

Наши первые программы были основаны на традиционном мнении, что для получения результатов тренинг должен продолжаться «достаточно долго».

Согласно государственным стандартам Финляндии, требуется три года подготовки, чтобы врач получил право быть занесенным в государственный регистр аккредитованных врачей. Мы не были согласны с этой доктриной, поскольку считали, что подготовка в течение одного академического года плюс дальнейшая супервизия и работа в малых группах являются вполне достаточными условиями для эффективной работы.

На протяжении ряда лет мы экспериментировали с тренинговыми программами разной продолжительности и на церемониях закрытия часто обсуждали с нашими слушателями вопрос о том, какова адекватная продолжительность учебной программы. Интересно, что независимо от длительности тренинга, который они посещали, большинство слушателей считали, что продолжительность именно их тренинга была наилучшей. Например, многие из тех, чей тренинг продолжался целый академический год, говорили, что больше — было бы слишком, а меньше — было бы недостаточно. Подобным образом, большинство посещавших курс, состоящий из шести полных дней, распределенных в течение трехмесячного периода, в сочетании с тем же объемом дополнительной работы в малых группах выразили согласие с одним психологом, который сказал: «Одним днем меньше — было бы слишком мало, а одним днем больше — слишком много. Мы получили именно столько, чтобы это переварить».

Постепенно мы убедились, что для эффективности тренинга не обязательно делать его длительным. Согласно нашему опыту, убеждение, что длительный тренинг предпочтительнее, чем краткосрочный, так же ошибочно, как и то, что долгосрочная терапия лучше, чем краткосрочная. Вполне возможно, что убеждения относительно адекватной продолжительности профессиональной подготовки в значительной степени являются самореализующимися пророчествами. Если мы убеждены, что для обучения определенному подходу требуется по крайней мере три года, мы склонны организовать проводимую нами подготовку так, чтобы подтвердить это убеждение. С другой стороны, если мы считаем, что наши идеи могут быть усвоены за значительно более короткий срок, мы, по всей вероятности, организуем подготовку таким образом, чтобы это осуществилось.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s