Социальный конструктивизм

Системная теория стала фундаментальной основой для большинства семей­ных психотерапевтов. Однако по мере развития клинической практики те­ории пересматриваются, переформулируются и претерпевают значительные изменения, возникают новые техники, а устоявшиеся представления оспариваются. Социальный конструктивизм бросает эпистемологический вызов те­ории систем или, как уже говорилось выше, становится ее дополнением.

Как и теория систем, социальный конструктивизм (social constructionism) понимается по-разному и также являет­ся мировоззрением. Красной нитью че­рез концепции социального конструк­тивизма проходит представление о том, что знания об окружающем мире или значения, которые придаются тем или иным явлениям, формируются в социальных отношениях (Gergen, 1985). То, что мы считаем истиной, раз­вивается благодаря социальным интеракциям, тогда как те или иные убеждения — результат социальной договоренности.

Например, когда-то общепринятым фактом было убеждение в том, что земля плоская. В результате появления новых гипотез (земля круглая) и но­вых данных (путешествие Колумба) на смену общепринятому факту при­шло новое убеждение. Таким образом, сконструированные в социуме и при­нятые в результате социального соглашения убеждения становятся нашими определениями «реальности».

Большинство социальных конструктивистов одобрили бы по крайней мере одно из следующих утверждений (Gergen, 1985):

  1. Мир можно постичь различными способами; объективной реально­сти не существует. Понимание реальности меняется в зависимости от личности и культуры. Это предположение высказывается в рабо­тах антропологов, которые доказывают, что разные культуры при­держиваются различных представлений о мире.
  2. Люди взаимодействуют друг с другом и активно выстраивают свое понимание мира. Реальность является социальным продуктом. То, что было политически корректным двадцать лет назад, сегодня та­ковым уже не является, и даже наоборот, может быть воспринятс преступным.
  3. Специфические представления популярны или преобладают в той или иной сфере потому, что они полезны. Например, индивидуаль­ная психотерапия доминировала в области психического здоровы до тех пор, пока в работе с семьей не начали использовать систем­ную теорию. Центром внимания стала семья, и терапевтические возможности расширились.
  4. Эти социально сконструированные представления прямо влияют на воспоиятие окружающей среды и способы реагирования в ней. Поэтому убеждения, которых я придерживаюсь по отношению к себе и окружающему миру, прямо влияют на мое поведение.

В этих допущениях, хотя и опосредованно, но все же отражается зна­чимость языка. Социальные построения вырастают из человеческого диа­лога. Мы формируем наши убеждения посредством языка и слова. Поэтому втерапии язык и процесс разговора имеет большое значение.

Предложив иную эпистемологию, представители социального конст­руктивизма интересуются тем, как люди понимают окружающий мир, ка­ким смыслом его наполняют и как эти смысловые значения формируются. В итоге человек рассматривается не как пассивный реципиент своего окру­жения, а как активный созидатель, пользующийся своим восприятием для создания представлений о мире.

Проблемно-сфокусированная терапия (problemfocused therapy) — терапевти­ческий подход, в котором в качестве про­блем рассматриваются паттерны пове­дения, нуждающиеся в изменении.
Терапия, сфокусированная на решени­ях (solutionfocused therapy) — тера­певтический подход, который активизи­рует позитивные стороны семейного функционирования, для того чтобы уси­лить желаемое поведение.

Таким образом, когда бы дело ни происходило, в той или иной сфере доминирует одна модель, а рано или поздно на смену ей приходит новое социальное соглашение. Например, область психотерапии в своем разви­тии продолжает эволюционировать. Поведенческий подход появился как протест против психоаналитической теории, а когнитивная терапия обра­щается к тем областям, в которых модификация поведения сводится до ми­нимума. Семейная психотерапия также прошла путем замещения уже су­ществующих, когда-то господствовавших моделей новыми парадигмами или моделями. Если пересмотреть различные системы семейной психотерапии за последние 30 лет, то вы наверняка заметите, что какая-нибудь одна из моделей доминирует по популярности в книгах, статьях и докладах на кон­ ференциях, но со временем ее вытесня­ют другие модели и теории.

В настоящее время влияние соци­ального конструктивизма проявляется прежде всего в популярности нарратив­ных терапевтических подходов и пере­ходе от проблемно-сфокусированной те­рапии (problemfocused therapy) к терапии, сфокусированной на решениях (solutionfocused therapy). Хотя этот вопрос будет подробно освещен позже, сейчас следу­ет сказать несколько слов о базовых раз­личиях между системной, проблемно-сфокусированной семейной терапией, и нарративной психотерапией, ориенти­рованной на решения.

Если мы рассматриваем «реальность» как социальное построение, то есть то, что находится под значитель­ным влиянием языка, наше представление 6 семьях и психотерапии пре­терпевает значительное изменение. Вместо того чтобы сосредоточиться на изменчивых паттернах семейных интеракций, социальный конструктивист воспринимает терапию как деятельность по созданию языка и значений, в которой клиент и терапевт создают смысловые значения в процессе обще­ния друг с другом (Berg.& DeShazer, 1993). Мы рассказываем свои истории мысленно и в беседе с другими, и эти истории поясняют, кто есть мы и кто есть другие люди. Наши истории — это наша сконструированная реальность.

В нарративной терапии (narrative therapy) клиент сначала рассказывает доминирующую историю или нарратив, повествование о своей проблеме. Характерно, что доминирующая история настолько «пропитана проблемой», что исключает переживания, свободные от «проблемы», а также отделяет беспроблемные переживания от воспоминаний и перцепций человека (White & Epston, 1990). Когда на сессию приходят несколько членов семьи, то в результате звучат разные истории об одном и том же событии (конкурирую­щие истории) или одна целостная, пронизанная конкретной проблемой, доминирующая история. Иногда это история или рассказ, в котором нет выхода, нет надежды.

В семье Джеймсов вниманию терапевта были представлены конкури­рующие истории. Мистер Джеймс рассказал историю о своих попытках спра­виться с «вышедшим из-под контроля» сыном Рэнди. В этой истории мис­тер Джеймс был заботливым, ответственным отцом мальчика, который стре­мительно катится по наклонной плоскости. История миссис Джеймс перекликалась с историей мужа, но обладала отличительными чертами. Хотя в ее истории также говорилось о проявлениях бунтарского поведения Рэн­ди, миссис Джеймс опасалась, что конфликт между мужем и сыном может привести к кровопролитию. В поддержку истории родителей выступал рас­сказ учителей о том, что в школе Рэнди находится на грани исключения за плохое поведение. История Рэнди, с другой стороны, была историей при­теснений. На него давят со всех сторон и он реагирует соответствующим образом.

К сожалению, каждая история была насыщена проблемой и лишена надежды на изменение. Семья находилась в порочном круге борьбы за до­минирование и контроль. Ко времени прихода к терапевту индивидуаль­ные истории прочно устоялись. В процессе психотерапии эти истории или рассказы постоянно боролись бы за внимание терапевта.

В нарративной психотерапии терапевт принимает каждый рассказ как реальность для членов семьи, но также помнит о том, что истории социаль­но сконструированы. Терапевт вовлекает членов семьи в разговор и пригла­шает их пересказать истории, изменяя формулировки таким образом, что­бы в них была надежда и какие-то новые, неизведанные альтернативы. На­пример, бывают моменты, когда Рэнди не протестует, а проявляет заботу или кому-либо помогает. Возможно, Рэнди ищет в жизни свою дорогу, как в свое время искал его отец. Мистер Джеймс не хочет ограничивать и наказы­вать сына, но старается направить и защитить его. Когда истории перепи­саны, обнаруживаются скрытые возможности и позитивные стороны семей­ного функционирования.

Другое тонкое различие между системной и нарративной психотерапи­ей заключается в роли терапевта. Еще раз напоминаю, что этот вопрос бу­дет обсуждаться далее (в главе 3, где рассматривается роль терапевта). Как правило, большинство системных подходов превращает терапевта в экспер­та. В условиях такой иерархической организации терапевт выступает в роли эксперта, который направляет ход терапии и способствует изменениям.

Нарративная терапия (narrative the­rapy) — терапевтический подход, при котором фокус изменений сосредоточен на системе убеждений отдельного чело­века или семьи.

Нарративная семейная психотера­пия переводит альянс терапевт—семья из условий иерархической организации в более равноправные отношения (An­dersen, 1993). Терапевт не является экс­пертом, но сотрудничает с семьей. Та­ким образом, терапевт и семья вместе конструируют более позитивные исто­рии, чтобы изменить рассказы, насыщенные проблемой.

Итак, еще раз о содержании и значении высказываний: все семьи при­ходят на терапию с набором «проблемного» поведения: например, «Рэнди вышел из-под контроля». Таким образом, Рэнди является семейной про­блемой, и его необходимо изменить. (Конечно, Рэнди придерживается иной версии семейной истории, но его точка зрения теряется в рассказах родите­лей и учителей.) Если психотерапевт проводит проблемно-сфокусирован­ную психотерапию, то он примет эту историю как факт и сосредоточится на изменении Рэнди. Эта стратегия, скорее всего, вызвала бы у Рэнди сопро­тивление.

Подход, сфокусированный на решении, меняет терапевтические цели. Вместо того чтобы пытаться изменить Рэнди (даже если предпринимаются попытки изменить паттерны семейных интеракций), терапевт, сфокусиро­ванный на решении, опирается на сильные стороны и потребности семьи, а не на застарелые проблемы. Он задается вопросом: что семья делает хорошо и в чем она еще нуждается? Семья Джеймсов нуждается во взаимном уваже­нии и сотрудничестве друг с другом. Уважение и сотрудничество присут­ствуют в семье, но не в том объеме, который требуется. Значит, терапевт должен помочь семье найти некое решение, которое повысит удовлетворен­ность семейной жизнью. В результате сильные стороны семьи получают максимальное подкрепление.

Марк Уорден

Основы семейной психотерапии

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s