Зов неведомого

Бывало ли так, что вы ощущали в глубине души какой-то гул, невнятный, низкий голос неудовлетворенности? Этот голос пробивается сквозь нашу глухоту и нежелание слушать, побуждая следовать за неведомым. Американский ученый,
специалист по мифологии Джозеф Кэмпбелл называет это чувство безотчетной тоски «зовом». В какой-то момент мы вдруг понимаем, что жизнь не может продолжаться как прежде. Хотим мы того или нет, пора встретиться лицом к лицу с переменами, перейти рубеж, ступить на неведомую землю.

Когда живущий в Лондоне коуч Абуди Шаби услышал зов перемен, он не мог оставаться глухим и противиться ему. Благополучно прожив несколько лет в центре британской столицы, он стал понимать, что ему чего-то не хватает —
не хватает тишины и покоя Западных графств Англии, откуда он приехал в Лондон. Поначалу Абуди решил, что эта печаль по прошлому — жертва, которую придется принести ради нынешней его жизни. Но всякий раз, попадая за город, он
чувствовал ту же тоску и желание вернуться к природе. Какое-то время он отмахивался от этих переживаний и жил как прежде.

Но все радикально изменилось той весной, когда Абуди приехал на ритрит в буддистский монастырь в Италии. Там нашлось время, чтобы по-настоящему прислушаться к себе: он отдыхал и погружался в красоту итальянской весны, природы, проводил целый день, греясь на солнце, слушая пение птиц, гуляя в лесу. По вечерам, с книжкой у камина, он размышлял о том, что долее противиться зову невозможно.

«Я был в смятении: “Как покинуть Лондон? Куда я поеду? Как осуществить такие перемены?” Мои мысли метались. Я искал решение, боролся с неопределенностью и понимал уже, что простых ответов не будет. Не в силах разобраться  самостоятельно, я позвонил другу и попросил его совета. Он ответил мне: “Ты не сможешь разобраться: никто не властен над своей жизнью, она течет по собственным законам”».

Абуди вернулся в Лондон, взволнованный и испуганный. Он уже видел, что прежней его жизнь не будет. Внешне ничего не изменилось, но фаза перехода уже началась. Он старался следовать совету друга и каждый раз, когда ловил себя на попытках спланировать свои действия или примирить конфликтующие стороны своей личности, успокаивал себя медитацией, прогулкой или поездкой на велосипеде. В особенности его ободряло такое соображение: да, пути он еще
не знает, но лет через десять–пятнадцать ответ придет сам собой. А пока он мог насладиться процессом открытия того, что ему следовало узнать. Эта мысль не делала его положение легче, но меняла его отношение к ситуации: рядом с неопределенностью и тревогой появились любопытство и интерес.

Прошло около двух лет, и на этом пути нашлось временное пристанище: Абуди продал лондонскую квартиру и переселился в съемное жилье поблизости от леса в тихом пригороде Северного Лондона.

«В некоторых отношениях жизнь все еще остается неустроенной. Появились новые проблемы. Я поменял работу, в том числе потому, что теперь не готов так много ездить, как раньше. В следующем году вернется мой арендодатель, придется менять квартиру, а цены растут. Но я все отчетливее понимаю, что, вопреки этой неопределенности, я теперь ближе к покою. Я примирился с Незнанием. Раньше я медитировал от случая к случаю, теперь ежедневно. Почти каждый день я гуляю в лесу и совершаю пробежку, начал регулярно заниматься йогой. К решению главных вопросов я пока не приблизился, но эти привычки помогают мне сохранять душевное спокойствие, пока я иду по путям неведомого».

Когда мы замечаем, что оказались во власти обычных для порубежья реакций, мы можем сознательно отрешиться от этих чувств и развить в себе новые навыки и способности: осознанные способы жить и работать на границе Незнания. Эти приемы нужно практиковать, как отрабатывает свои навыки спортсмен-олимпиец, чтобы не поддаться игре нервов и неприятным ощущениям, а открыто принимать все новые возможности, которые ждут нас впереди.

Дайана: Перед увольнением я жила в постоянном напряжении. Один голос внушал мне: «Не спеши, смотри под ноги»; а другой, изведясь от любопытства, гнал меня вперед: «Что там за углом? Идти ли дальше?» Я ощущала физическое напряжение. Когда удается преодолеть первичную, автоматическую реакцию страха, справиться с дискомфортом и паникой, перетерпеть чувство, когда кишки скручивает в узел, тогда, глядя вниз, с обрыва в бездну, я начинаю слышать негромкий зов, ненавязчивую силу, которая увлекает меня в неведомое. И если я совладаю со страхом и прочим, то на смену им придет бодрящее волнение. Это, наверное, переживали путешественники, вступая на еще не обжитую, не занесенную на карты территорию — смесь страха и возбуждения. Рассудок не в ладу с сердцем, это вечное перетягивание каната. Зато чувствуешь себя по-настоящему живой, потому что все чувства, каждый нерв участвует в этом.

Человек шел-шел и зашел довольно далеко. Готов ли он к следующему этапу путешествия: заглянуть в неведомое, ступить в воду с берега неведомого океана? А может быть, он отважится пойти еще дальше, туда, где еще никогда не бывал… Совсем близко — рукой подать — новые знания, новые возможности.

Поэт Дэвид Уайт в стихотворении «Финистерра» призывает:

«…Сбрось обувь, в которой пришел сюда, к океанскому брегу — нет, ты не сдаешься, ты пойдешь дальше, но не так, как шел прежде: теперь, когда этот путь пройден, часть тебя понесется, неведомо как, по волнам».

Стивен Д’Соуза, Дайана Реннер

Из книги «Не в знании сила: как сомнения помогают им развиваться».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s